Версия для слабовидящих

Оставаясь самим собой…



Борис Васильевич Изюмский


Борис Изюмский. Едва назовешь это имя, как сразу слышишь в ответ от читателя постарше: «О, это «Алые погоны?!»

Да, действительно. Как писатель, Борис Васильевич стал известен сразу после опубликования этой повести о юных суворовцах, их педагогах-офицерах в далеком 1948 году.

Тогда еще все напоминало о войне. Офицеры и солдаты Советской Армии оставались подлинными живыми героями книг, рассказов, очерков. Нередко авторами таких книг становились сами участники Великой Отечественной. Одним из таких писателей стал и учитель, историк по образованию, бывший командир стрелковой роты, демобилизованный офицер Борис Васильевич Изюмский.

Он родился 6 марта 1915 года в Царицыне (ныне Волгоград). Мама Б.В. Изюмского - Анна Борисовна познакомилась с его будущим отцом Василием Ивановичем в редакции царицынской газеты, где отец работал корректором, а она писала рецензии, печатала стихи, очерки. Он двух лет от роду вместе с родителями из Царицына переехал в Таганрог.

Отец и мать удивительно не подходили друг другу. Он - сильный казачина весь из мускулов. Она - хрупкая и болезненная, мягкая и интеллигентная.

От отца он унаследовал здоровье, от матери лиричность души. Его отец был сослан в Каргополь в 1928 году, он продержался тогда делая на продажу табуретки. Снова арестованный в 1937 году, он объявил голодовку и погиб лет 55-ти.

Они жили на скудные заработки матери от репетиторства (на дому). Его жизнь шла своим чередом: играл в «казаки – разбойники», гонял в футбол пустую консервную банку, пускал змеев.

Таганрогские мальчишки увлекались звездами футбола и кино. Чтобы купить билет на матч любимых команд, они, переехав «по хорде» Азовское море, резали камыши с бархатными коричневыми набалдашниками и продавали их по копейке штука.

Помимо футбола, было еще одно увлечение – кино. Они бредили Дугласом Фербенксом из «Знака Зорро», трюками Гарри Пилля и другими. Писать он начал где–то в 9 лет, стал писать пьесу заканчивавшуюся, как ему казалось, великолепной фразой: «Ваше благородие – свинья в огороде! Что с нею сделать: прогнать или выгнать?» Потом начал сочинять роман, в котором описывал своих друзей по улице.

После окончания девятилетки Б.В.Изюмский в 15 лет стал кормильцем семьи – мама очень больна. Полгода таскал рейки и теодолит геодезической группе, а затем поступил на завод им. Сталина, делавший стаканы для артснарядов 76 – миллиметровых орудий.

Когда начал работать на токарном станке, стал думать о продолжении учения. Сначала поступил в авиа–техникум – не понравилось. Больше года бегал на курсы чертёжников – конструкторов.

Однажды ему на заводе предложили выбрать институт по распределению по путевкам. Среди разложенных путевок были и в архитектурный, и в геологоразведочный, каких только не было путевок, а он взял ту, единственную, что робко затерялась среди остальных, - в пединститут.

Поступил на исторический факультет Ростовского пединститута. Он и раньше писал, а в пединституте осмелился кое-что опубликовать в газете. В основном это были фельетоны, которые он подписывал псевдонимом КарандАш, но были и стихи. Одно из стихотворений, «Серго», он предложил «Молоту» и оно было напечатано.

После окончания института работал учителем, а в 1941-м сразу ушел добровольцем на фронт. Служил в кавалерии, потом в артиллерии, получив офицерские погоны, был назначен командиром стрелковой роты. Отмечен боевыми наградами – орденом Красной звезды и медалями. После тяжелого ранения под Сталинградом в 1943-м долгие месяцы лечения после контузии и – направление в 1944-м в Новочеркасское суворовское училище, где прослужил семь лет офицером-преподавателем.


Новочеркасское суворовское военное училище. Фото с сайта http://www.kadet.ru


Это было удивительно точное попадание, можно сказать – в «яблочко», его назначение в только-только зародившееся учебное заведение – в основном для мальчишек, отцы которых еще воевали или, увы, погибли на фронтах Великой Отечественной…

Надо ли говорить, каким авторитетом пользовался у подростков этот 29-летний офицер, подтянутый, очень интеллигентный, чуткий, доброжелательный, но одновременно на редкость требовательный, влюбленный в историю, русскую литературу. Преподавал он еще логику и психологию (никто бы и не догадался, что когда-то он был грузчиком и токарем)…

Его уроки, по рассказам его бывших учеников, ставших полковниками и генералами, - они помнят всю жизнь.

«Я был там просто счастлив,- не раз повторял позднее Борис Васильевич своим друзьям в минуты откровения.- Шел 1944 год. Еще шла война. Многие суворовцы были детьми погибших на войне офицеров и солдат. Лепить из мальчишеских душ, опаленных огнем, осиротевших, людей высокой нравственности, привить им чувство воинской чести, видимо, было моим призванием. Хотя писать я начал много раньше. Еще студентом, лет двадцати…»

До войны он пробовал себя в стихах, небольших рассказах и в первый послевоенный год в Ростове вышла книга рассказов Бориса Изюмского «Раннее утро», а еще через два года повесть «Алые погоны», принесшая ему широкую известность.

Бывает так – писатель написал много книг. О всех могут не знать. Но есть одна, которую знают все. И не потому, что она лучше других. Нет. Тут другая причина. Она оказалась на перекрестке многих дорог, судеб. Она – дитя своего времени.

«Алые погоны» завоевали сердца и души не только воспитанников и преподавателей суворовских училищ. Мастерское изображение характеров людей, живших в сложную эпоху, человеческих отношений взрослых с подростками, и не только – сделали книгу необычайно популярной. Жизненная правда, умение писателя затронуть самые заветные струны юношеских сердец, ясный, сочный язык произведения привлекли и кинорежиссеров.

В 1954 году на Ленфильме выходит фильм по повести «Алые погоны» под названием «Честь товарища». Многие центральные издательства в Москве, за рубежом – в Болгарии, Польше, Румынии, Чехословакии, Китае – издают «Алые погоны» крупными тиражами. А фильм имел в России огромный успех.


Кадр из фильма "Честь товарища".  Режиссер  Николай Иванович Лебедев,1953


Как-то Герман Титов, космонавт номер два, написал своему другу известные слова: «Если будет у вас демонстрироваться фильм «Честь товарища», посмотри обязательно. Вот это сила! Жизнь, товарищество показаны исключительно здорово!»

Позднее, более чем через четверть века, Борис Изюмский написал продолжение повести-романа – новое произведение «Подполковник Ковалев». В книге прослеживаются судьбы бывших суворовцев, ставших офицерами Советской Армии. Умная, добрая книга стала на долгие годы учителем жизни для нескольких поколений мальчишек. Учителем жизни.


Борис Васильевич Изюмский


Но особый разговор о книгах Бориса Изюмского на историческую тему. Здесь, конечно, сыграло свою роль то, что по образованию он был учителем истории, интересно преподавал ее в школе. Сетовал, что ее, как и литературу, преподают в школах не так:
     «Вы представляет, что значит равнодушие к истории? Это же равнодушие к Родине, к ее истокам. Без истории не воспитать нравственности и гражданственности, гордости за Отечество».

Человек редкой образованности, широкой начитанности, влюбленный в историю Российского государства, Борис Изюмский не случайно стал автором целого ряда исторических повестей – «Тимофей с Холопьей улицы» (о жизни Великого Новгорода XIII века, где главный герой, простолюдин Тимофей, сильный духом человек, борется за правду…), «Бегство в Соколиный бор» (Девичья гора), «Град за Лукоморьем», «Зелен-камень»…

За роман «Плевенские редуты», посвященный событиям освобождения Болгарии в русско-турецкой войне, Болгарская Республика наградила писателя орденом «Кирилла и Мефодия».

Роман «Девять лет», повести «Призвание», «Лешка», «Море для смелых», «Отчим» - очень актуальны и сегодня, так как посвящены проблемам нравственности, глубине человеческих чувств, вечным темам – любви и верности…

Нина Александровна Грибоедова

Особое место в его творчестве занимает увлекательная повесть «Нина Грибоедова». Книга посвящена истории жизни и необыкновенной, великой любви Нины Грибоедовой, жены автора бессмертной комедии «Горе от ума».

Урожденная княжна Чавчавадзе, дочь известного грузинского поэта Александра Чавчавадзе, Нина всю свою жизнь посвятила памяти трагически погибшего великого русского поэта.
     «Но для чего тебя пережила любовь моя» - это известные слова Нины Грибоедовой.

Для многих его героев не существует «чужой боли». Это редкое и важное свойство характера и в жизни было так присуще Борису Васильевичу Изюмскому, писателю с умным сердцем.

Он был мужественным человеком, но и очень ранимым. Больно переживал грубость, чью-то непорядочность и подличанье. А такое случалось. Депутат Ростовского городского Совета народных депутатов, он всегда был занят устройством чьих-то дел. Огорчался, если не мог что-то «пробить». Радовался, когда это удавалось.

Нельзя не сказать об одной страсти Бориса Васильевича – он был истинным «книжником», домашнюю библиотеку подбирал с большим вкусом. Через каждые два-три года делал так называемую «чистку рядов», от чего она становилась все лучше.

Были в собрании писателя и редкие книги. Он особенно дорожил томиком «Горя от ума», изданный в 1854 году с предисловием Булгарина. На ней факсимиле автора: «Горе мое поручаю Булгарину. Верный друг А.Грибоедов. 5 июля 1828 года». Эта книга попала к Изюмскому уже после написания повести «Нина Грибоедова».

Предчувствуя кончину, Борис Васильевич занялся разбором своего архива. Много дней и даже недель писатель отбирал самое лучшее и значительное из своего творчества – для передачи Ростовскому областному музею краеведения.

А 5 сентября 1984 года Бориса Васильевича Изюмского не стало.

С нами остались его книги и его особый мир. Писал ли он об истории или о современности – а эти темы шли у него всю жизнь рядом – он создавал свой мир, светлый, лиричный, утверждающий незыблемые нравственные идеалы.


Борис Васильевич Изюмский с женой Людмилой Исааковной и сыном Александром


О книгах.

 

Б. В. Изюмский. Алые погоны

"...Смело могу утверждать, что эта книга - одна из лучших военно-патриотической тематики. Её с упоением читали мальчишки сороковых, пятидесятых, шестидесятых, семидесятых, восьмидесятых годов... Многих из них она привела в суворовские училища. Скажу по своему суворовскому взводу: я не знал никого из своих однокашников, кто бы не прочитал эту книгу."

Юрий Рудиков

Изюмский, Борис Васильевич (1915-1984). Алые погоны : роман / послесл. Е. Джичоевой. - Москва : Молодая гвардия, 1975. -703 с. : ил.

Книга определила жизненный путь юных многих читателей.
Вот один из примеров:
      "Свои "Алые погоны" я прочитал, учась в начальных классах. И с того времени не расстаюсь с ней. Уже став суворовцем, сделал запись в конце книги: "Эта книга ещё больше навеяла на меня желание поступить в суворовское училище. Теперь я учусь в этом училище и рад, что выбрал именно такой путь. 3 января 1967 года" Так почему же я не расстаюсь с ней всю жизнь? Часть ответа на этот вопрос - в вышеприведённой цитате. А ещё - просто эта книга очень дорога мне. Она способствовала формированию цели, избранию жизненного пути, по которому, как полагаю, мне довелось пройти весьма достойно.."
Автор этих слов, Юрий Рудиков, создал тематический интересный сайт, для суворовцев, нахимовцев, кадет, спецшкольников, юнг, а также для тех, кто их учил и воспитывал (учит ивоспитывает). На сайте размещена версия первого издания книги, выпущенного в 1948 году в "Ростиздате"(Ростовском областном книжном издательстве).
Юрий Рудиков собрал и выстроил данные по этапам создания, переработки и публикаций книги.

"Первое издание 1948 года вышло тиражом в 10 тысяч экземпляров. Это была просто повесть.

В 1950 году в Ростове-на-Дону она вновь издается, но уже переработанная и дополненная автором. У меня нет по ней типографских данных, но полагаю, что тираж этого издания был не менее первого.

1954 год стал для Бориса Васильевича "урожайным": он закончил написание ещё двух частей. По сути, ранее вышедшие книги (1948 и 1950 годов издания) превратились в первую часть повести под заголовком "В начале пути". Вторая часть имела название "Призвание", а третья - "Дружба продолжается". В первой половине года новая книга вышла в издательстве "Молодая гвардия" тиражом 165000 (!)   экземпляров, а во второй - в "Ростиздате" тиражом 15 тысяч. По содержанию они отличаются только оформлением и иллюстрациями. В Ростове-на-Дону рисунки для книги подготовлены художником Н.Драгуновым, а в Москве - художником К.Кищеевым.

Выложенная на данном сайте повесть проиллюстрирована рисунками Н.Драгунова (в первом издании их нет).

И ещё тонкость: изданная в Ростове-на-Дону книга была подана как повесть в трёх частях, а в Москве она же - как трилогия. Можно понимать как роман-трилогия? Вполне.

Но по-настоящему, как о романе, об этом произведении заговорили после выхода в "Ростиздате" в 1975 году повести "Подполковник Ковалёв" (50 тысяч экземпляров) - заключительной части "Алых погон". А чуть позже в Москве вышел роман "Алые погоны" (с четвёртой частью "Подполковник Ковалёв").

В наше время часто можно прочитать или услышать об уже состоявшейся книге "Алые погоны" как о романе-трилогии. Это неправильно.  Ведь роман состоит из  четырёх частей. Значит, это роман-ТЕТРАЛОГИЯ.

По последнему изданию романа "Алые погоны" я также не располагаю тиражными данными (но обязательно выясню и позже приведу  на этой странице точные сведения). Хотя опять-таки полагаю, что его тираж был не менее ростовского "Подполковника Ковалёва". Итого, по грубой оценке, общий тираж "Алых погон" с 1948 по 1975 годы составил не менее 300 тысяч экземпляров! Без комментариев!"


Кадр из фильма "Алые погоны".  Режиссер  Олег Васильевич Гойда, 1980


Роман «Алые погоны» знакомит современных читателей с «суворовцами» - будущими офицерами Советской Армии (ныне Российской Армии). Действие первой части относится к 1943-1944 годам, а четвертой – к семидесятым годам двадцатого века. Автор вместе с читателем прослеживает тридцатилетний путь воспитанников училища, имея возможность увидеть, кем они стали в жизни.

Первая часть романа называется «Вице-сержант Ковалев», последняя –«Подполковник Ковалев». В названии частей – одно и то же имя героя, который постепенно становится главным.

Немало в романе автобиографического. Каждому своему герою - преподавателю-офицеру - автор передал что-то свое. Боканову и Зорину – кое-что из своей биографии: они так же учительствовали до войны, после тяжелого ранения получили назначение в суворовское училище. Майор Веденкин, как и писатель, фанатично любил свой предмет – историю. Капитан Беседа, как и сам писатель, вел дневники и записные книжки, которые со временем должны были помочь увидеть, сбылись ли его надежды и предсказания относительно будущего своих воспитанников, последователен ли он был в своих требованиях.

И в тоже время эти люди – разные, хотя и объединены желанием отдать знания и теплоту души таким как Володя Ковалев, отец которого погиб на фронте, Артем Каменюка, родителей которого фашисты повесили за то, что они писали прокламации, Сенька Самсонов, у которого убили отца, а сестренку угнали в Германию, Семен Гербов, брата которого замучили в гестапо, а отца сожгли на костре на глазах у мальчика, и другим детям, обездоленным войной.

Пройдет немного времени, и капитан Боканов признается: «Я больше всего боялся увидеть здесь казармы и оловянных солдатиков, лишенных детства». А увидел, как оттаивают ребячьи души, благодаря доброте, вниманию и родительской заботе воспитателей.

Рядом с воспитанниками и сами воспитатели становились лучше, требовательнее к себе. Сблизившись с Ковалевым, Боканов понимает, что не всегда был справедлив к Володе: излишняя строгость едва не оттолкнула юношу.

Первая часть романа заканчивается известием о победе над фашизмом и картиной всеобщего ликования.

«Теперь будем сдавать экзамен на зрелость…воспитывать энергичных организаторов, не только будущих строевых командиров, но политработников», - писал Боканов в письме к Беседе, находясь в отпуске в Москве. Этому посвящена вторая часть романа, которая называется «Зрелость». В ней те же герои, только на последних страницах этой части старшие суворовцы, и среди них Ковалев, Гербов, Снопков и другие, оканчивают училище и, получив аттестаты зрелости, уезжают в Ленинград продолжать учебу.

«Дружба продолжается» - это не только название третьей части романа, но и содержание ее, ведь продолжается дружба Володи Ковалева и Семена Гербова, Володи и Галинки, их всех с Бокановым и другими вопитателями. Поэтому, став лейтенантами, Ковалев и Снопков приезжают в свое родное суворовское училище, чтобы сказать спасибо тем, кто вывел их на широкую дорогу. Здесь они учились, взрослели, набирались сил и готовили себя к будущему, которое каждый из них видел по-своему. Володя Ковалев мечтал о том, как положит начало новой тактике,создаст непреодолимые для врага укрепления на границах Родины, напишет новую книгу «Наука побеждать».

И в четвертой части романа подполковник Владимир Петрович Ковалев напишет книгу, но не «Наука побеждать», а «Военная косточка» - так назвал он повесть о воспитанниках суворовского училища, таких же, каким был когда-то сам.

 

Изюмский, Борис Васильевич (1915-1984). В поисках доли : повесть / Борис Изюмский ; [рис. Л. Фалина]. – Москва : Детская литература, 1973. – 175, [1] с. : ил. – Содерж.: Соляной шлях ; Град за Лукоморьем.

В повести «В поисках доли» две части – «Соляной шлях» и «Град за лукоморьем».

Обе части связаны судьбой главного героя Евсея Бовкуна, хотя каждая по своему сюжету вполне самостоятельны.

«Соляной шлях» - переносит нас в начало XII века и рассказывает о княжении Святополка и Владимира Мономаха.

Уже в первой главе «Трудное решение» писатель определяет причины, по которым попавший в кабалу к тысяцкому Путяте Евсей Бовкун вынужден ехать в Крым за солью:

«Киев изнемогал от бессолья. Ее скупили бояре Савва Мордатый, Семен Облезлов, продавали по непомерной цене и стала она дороже злата. Ее припрятывали монастырские приживалы. Из-за щепотки соли гнул спину неделями люд от зари до зари.

А без соли, каждому ясно, стол кривой, беседа худая, сама жизнь солона.

Ехать в дальний Крым – риск великий. Но Евсей знал тот край, его дороги и надеялся проскочить, где хитростью, где с оружием. Привезет соль – избавится от кабалы. Только отвагой и перейдешь горе».

Исторический факт, легший в основу повести, широко известен: это восстание городской бедноты в Киеве в 1113 году. После смерти князя Святополка, народ бросился громить дома ненавистных бояр и ростовщиков. К власти призвали переяславского князя Владимира, прозванного Мономахом.

Много лишений и невзгод пришлось перенести Евсею Бовкуну вместе с артелью, чтобы добыть соль и привезти ее в Киев, но соль досталась не им и таким, как они, а князю и его приспешникам. Они попытались было восстать против несправедливости, но восстание было жестоко подавлено и Бовкун вместе с детьми вынужден бежать из Киева в поисках лучшей доли – в тот самый Солнцеград, о котором он мечтал еще на пути в Крым за солью: в город у моря, где всегда тепло и все счастливы.

«Поискати града Тмутороканя» - этот эпиграф из «Слова о поку Игореве», предваряющий «Град за лукоморьем», определяет основное содержание ее: семья Евсея Бовкуна в поисках лучшей доли отправляется в далекую Тьмутаракань.

Не раз убедится Евсей Бовкун за долгий путь, что жизнь простого люда всюду одинакова.Вот встречает он в пути валку, идущую из Переяславля в Крым за солью, узнает, что сына Колаша, вожака валки, князь загубил. «За что?» - спрашивает Евсей. «Была бы спина, вина найдется, - отвечает Колаш. – Кровь проливают, как воду».

И на подходе к Тьмутаракани Евсей слышит нерадостное: «Людей могут продать не за грош, а богатеи себе цены не сложат. Жируют».

Нет, не стала Тьмутаракань землей обетованной для семьи Евсея Бовкуна: самого Евсея оклеветали и потом утопили по приказанию боярина Храпа, а сын Ивашка и Анна, решив вернуться в Киев, по дороге домой примкнули к общине на Дону, которую возглавлял уже знакомый им Колаш.

Жить по правде, жить по чести и справедливости, думать для чего живешь, и пуще всего ценить товарищество – так старается жить Ивашка, помня заветы отца.

 

Б. В. Изюмский. Девичья гора

В Москве в издательстве "Детгиз" повесть вышла в том же году с рисунками Б. Дехтерева под названием "Бегство в Соколиный бор"

Изюмский, Борис Васильевич. Девичья гора : исторические повести : [для среднего возраста / худож. В. Силкин]. - [Ростов-на-Дону] : Кн. изд-во, 1961. - 256 с. : ил.

События в повести относятся к XI веку, но в основе ее не какой-то характерный момент истории, а любовь сына чеканщика Григория и бедной девушки Олены.

…Постельничий боярина Вокши Свидин, решив отомстить Олене и Григорию, любовь которых вызывает у него злую зависть, оговаривает Григория перед Вокшей: дескать тот выкрал «Девгениево деяние», переписанное боярином для училищной избы. Чтобы оговор походил на правду, заставляет воеводского сына Харьку Чудина подбросить пергамент в букварник Григория. Вокша приказывает бросить юношу в каменную яму. Однако Олена тайно освобождает возлюбленного, и они вместе бегут в ладье в соколиный бор, где их должен спрятать лесник. Посланные в погоню в погоню боярские ладьи настигают беглецов, и Григорий и Олена, не желая попасть в руки воеводских слуг, бросаются в Днепр.

Из повести можно узнать о строительстве Софийского собора, о возведении новых городских стен с Золотыми воротами, о возникновении русского письменного законодательства.


 

Б. В. Изюмский. Зелен камень

Изюмский, Борис Васильевич (1915-1984). Зелен-камень : Ист. повести / Борис Изюмский. - Ростов н/Д : Кн. изд-во, 1985. – 479, [1] с. : ил.

В этой повести автор обращается к самому драматическому моменту биографии Меньшикова, последним двум годам его жизни. Ближайший сподвижник Петра I, светлейший князь Александр Данилович Меншиков, ставший крупным военачальником во время Северной войны, генералиссимусом, президентом военной коллегии, а при Екатерине I фактическим правителем государства, завершает свой жизненный путь в Березове, за тысячи верст от столицы, где решаются судьбы России. Почему так произошло?

Вся повесть – ответ на этот вопрос. Говоря о важнейших этапах жизни этого «птенца гнезда Петрова», Б.В.Изюмский постепенно подводит нас к мысли, что Меншиков сам распорядился своей судьбой.

Петр I заприметил и выделил расторопного и энергичного Алексашку. И впрямь:
     «Труда он не боялся. Навеки запомнил тот день в Голландии на верфях, когда вместе с царем получил аттестат плотника из рук сурового корабельного мастера Герин Класс-Поола. Всегда искал работы. И разве только в Питере? Расчистив Поганые Пруды в Москве, назвал их Чистыми, возвел рядом самую высокую в Москве церковь-башню с летящим архангелом Гавриилом на шпиле. Да мало ли делов творил с тщанием! И сам царь дал ему право рассылать указы, повеления».

Многому научился Меншиков у Петра – не научился только блюсти интересы Отечества более своих, не научился непритязательности, которая необходима, когда на себя взята такая миссия.

Горькие мысли посещают Меншикова, когда судьба отвернулась от него:
     «В те годы рядом с великим человеком он и сам становился выше и жизнь его обретала иную осмысленность. После смерти Петра – в редкие минуты прозрений – Меншиков понимал, что все в нем самом обмельчало, и, как ни тужился он достичь прежней высоты, сбивался на неглавное, негосударственное». Меншиков отдает себе отчет в том, что от него, прежнего Алексашки, которого царь любил за готовность немедля отдать жизнь общему делу, мало что осталось: «Он вовсе очерствел, только и думает, что о себе… Да разве проживешь с жалостью в этот век? Сомнут, сметут…»

Незадолго до смерти он сказал дочери Марии: «Природа задумала меня лучше, чем я себя сотворил…»

И Федор Долгорукий, полюбивший Марию, везет ей в Сибирь зелен-камень в форме сердца, думает о том же:
    «Вот щедро одарен этот человек природой и умом и талантами, но забыл, что главное – служить отчизне, потерял себя, губит близких, губит Марию».

 

Б. В. Изюмский. Призвание

Впервые книга издана в Москве в издательстве "Молодая гвардия", по одним данным в 1952 г. (Дон литературный : писатели России, Шолоховский край, XIX-XXI вв.), по-другим - в 1954 г. (Юрий Рудиков)

Изюмский, Борис Васильевич (1915-1984). Призвание : [роман]. - Ростов-на-Дону : Книжное издательство, 1965. – 185, [1]с., [1] л.портр. : ил.

Об учителях –творцах со знанием дела рассказывается в повести «Призвание», с пониманием того нелегкого труда, каким они заняты изо дня в день, из года в год, но без скидок на нелегкость профессии.

Да, труд учителя является призванием для Волина, для Якова Яковлевича, для Серафимы Михайловны, Кремлева, Рудиной. Но рядом с ними работают безвольная и равнодушная к детям «француженка» Капитолина Игнатьевна, хорошо знающий свой предмет, но не умеющий работать с детьми Корсунов, «несчастье школы» Клязиков. Холодная отчужденность Корсунова в обращении с детьми, сухость человека, раз и навсегда решившего, что его дело лишь «объяснить и потребовать», приводят к тому, что, так и не найдя контакта с учениками, он уходит из школы.

«Армии учителей» посвятил свою повесть Изюмский, но присутствует в ней и армия учащихся. От них в повести ощущение молодости, задора, дружбы, чистоты. У каждого класса – свое лицо. В девятом «а», например, рассказ о котором занимает одно из центральных мест в «Призвании», это «ученый муж» класса, его «ходячая энциклопедия» Виктор Долгополов, лучший математик и лучший шахматист школы Сема Янович, а рядом с ними – энергичный, но несдержанный Костя Рамков, способный, но себялюбивый Борис Балашов, старательный, но «умный только для себя» Захар Дружков – в каждом из них проступали, выражаясь словами Макаренко, какие-то свои «завитки личности», и эти «завитки» сделали героев живыми и достоверными.

Показать школу, как сложный организм, в котором все взаимосвязано, - такую цель поставил перед собой Изюмский, взявшись за «Призвание», и потому в повести тесно переплелись главы о школе и о семье, об учителях и учениках, о жизни коллектива и о личной жизни.


 

Б. В. Изюмский. Нина Грибоедова

Изюмский, Борис Васильевич (1915-1984). Нина Грибоедова : [повесть] / Борис Изюмский ; [худож. В. С. Овчинников]. – Ростов-на-Дону : Ростовское книжное издательство, 1970. – 221, [1] с.: ил.

Повесть «Нина Грибоедова», впервые вышедшая в 1970 году, позднее вышла под новым названием - «Спутник мой незримый».

Ее героиня – Нина Чавчавадзе стала женой великого русского драматурга Александра Сергеевича Грибоедова незадолго до его гибели, но сохранила верность ему до своей смерти.
     «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя. Незабвенному его Нина», - так начертала она на могильном камне.

«Да, жизнь не щадила ее… Но порой уготовляла и радости….

Пришло издание «Горя» от немцев из Ревеля, от англичан из Лондона, первое русское издание, вышедшее в типографии при… медико-хирургической академии. Сандр совершал дальние вояжи, о которых мечтательно говорил ей: «Мы еще поглядим свету, женушка!»


Памятник на могиле А. Грибоедова в гроте при церкви Святого Давида на горе Мтацминда. Василий Иванович Демут-Малиновский

Грибоедова радовалась каждому знаку, что Сандр жив: и когда Семино присылали письма из Парижа, и когда приезжий рассказывал, что видел пьесу в Воронеже, и когда узнавала, что в здании нового тифлисского театра на потолочном плафоне, рядом с Эсхилом и Мольером, изображен ее Сандр, и когда вместе с сестрой смотрела «Горе» в Малом театре Москвы.

Нет, она ошиблась. Ум и дела его оказались бессмертны не только в русской памяти. Жизнь для Сандра продолжалась, а значит, был смысл и в ее существовании, как в продолжении его самого».

Автор скрупулезно восстанавливает колорит эпохи и мельчайшие детали характеров героев повести, осмысливает далекое прошлое сердцем и умом художника современной поры.


Тимофей Новгородец.

Изюмский, Борис Васильевич (1915-1984). Тимофей Новгородец : историческая повесть / Борис Изюмский – Ростов-на-Дону : Ростовское книжное издательство, 1956.

В Москве повесть была издана в 1958 г. в издательстве "Детгиз" под названием «Тимофей с Холопьей улицы».

«Тимофей с Холопьей улицы» - повесть «новгородская». Среди прочих княжеств и городов Древней Руси Новгород отличался свободолюбием, независимостью: мог «указать путь» неугодному князю, говоря бесстрашно: «Иди, откуда пришел, ты нам не люб». И однажды герою повести, кузнецу Аврааму, даже приходит мысль, что может, в Новгороде «потому и людей грамотных боле и летописание уже два столетия, что свободнее у нас дышится, чем в других городах».

Все действующие лица повести – посадник Нездой, владыко Митрофан, кузнец Авраам – собраны вокруг главного героя – летописца Тимофея.

Исподволь рождается в Тимофее летописец – и когда он слышит рассказы отца о том, как построили Новгород, как прогнали князей на Рюриково городище, как друг отца, мастер Петрович, расписывал стены Спаса и, не боясь гнева князя Ярослава, сделал все по-своему; и когда, побелев от волнения, слушал голос монаха: «Солнце светит на небе. Игорь-князь в русской земле!»; и когда принимал участие в походе в земли эстов против тевтонов под началом торопецкого князя Мстислава Удалого, правнука Владимира Мономаха.

Его жизнь наполняется смыслом, когда решает он начать летопись. Не жизнеописание Незды, как хотелось бы посаднику, а летопись о людях и событиях своего времени хочет писать Тимофей – «об Аврааме и Кулотке, о женщине, что поднимал сегодня, и о подлых богатеях». Не «Слово о Новгороде», а шире – слово о земле Русской, обо всем, что произошло в то лето не только в Новгороде, но и в Киеве и Суздали, на Волге и Днепре.

В трудах проходят отныне дни Тимофея. Тут и муки творчества, и столкновение правды, которую видит и знает он, с желанием Незды и владыки поставить его талант на службу им, и трудное прозрение, осознание им правоты Авраама и, наконец, четкое представление о том, что и как он будет писать: «Не покривлю совестью: тем и послужу Новгороду, что расскажу о нем правду. Правду о том, что есть тайный совет, что на вече все подстраивают, что стонет земля новгородская под пятой бояр. Вот это и будет тем «Словом о Новгороде», о котором мечтал когда-то».

Прав был Авраам, видя в Тимофее «великость души»: «от своего не отступится» Даже когда пригрозили обезручить его в пыточной, и тогда он твердил: «Не заставите накриве… Как прежде буду». И обезручили: раскаленными щипцами размозжили правую руку. Но, чудом спасшись, он упорно продолжал свое: «верю в правду» и, понимая необходимость правдивого слова, упорно процарапывал его на бересте левой рукой.

Ханский ярлык.

Изюмский, Борис Васильевич (1915-1984). Ханский ярлык : Повесть из времен Ивана Калиты (XIV в.) / Б. Изюмский. - Ростов-на-Дону :Ростиздат, 1952. - 95 с., 1 л. ил. : ил.

Повесть «Ханский ярлык» - из времен московского князя Ивана Даниловича Калиты. Он далеко не идеален, этот московский князь, который не останавливался ни перед чем для достижения своей цели: добиться объединения Руси и встать над другими князьями.

Дальновидный политик, Калита, узнав о восстании в Твери и убийстве Чолхана, задумывается, а не направить ли гнев хана только на Тверь:
     «Сам бог счастье в руки дает! У тверского князя-раздорника ярлык от Орды дань собирать со всех княжеств. Да разве он из ярлыка всю пользу берет? Только о своих выгодах и печется. Литве продаться готов. Для всей Руси яд готовит… Разве ж такому ярлык?.. Эх, мне б этот ярлык, мне б!..»

Внук Александра Невского, Калита понимает, что и дед не всегда действовал мечом – нередко и хитростью:
     «Ливонцев в прах разбил на Чудском, а вскоре приглашение хана Берке принял – в Орду с подарками поехал. Дальновидец… И я поеду. Первым поведаю о Твери, татар беглых с собой возьму. Все едино позже меня кто-то в Орду приедет, и Тверь так же терзать станут… А тут я хоть от Москвы удар отведу. Войду в доверие… Сейчас все силы надо приложить, чтоб на Руси крови меньше пролито было, не повторилось побоище».

Нелегко ему «совестью двоить» - в Орду ехать, но пока Русская земля не готова к схватке, не уйти от тяжкого соглашения. Как объясняет Иван Данилович своему малолетнему сыну Симеону, не для себя он славы ищет, землю по крохам собирает:
     «Я свечу зажгу, при внуках разгорится она ярким пламенем. Только не погасите ее раздорами, заодно все будьте».

Все свершилось так, как замыслил Калита: он получил золотой ярлык, руками Узбека расправился с Тверью, добился того, что окрепла Русь, князья стали понимать, что «согласного стада волк не берет». Вот только мучит его мысль, как оценят его княжение потомки, скажут ли, что был он лукав, или поймут, что хитростью, осторожностью предохранял от лишнего кровопролития:
     «Неужто не увидят: за все время , что княжу, не было ни одного татарского набега на Русь. Смоги так провести ладью через пороги!.. Отец в наследство четыре града оставил, я – не менее ста сел и градов. Терпеливость иного ратного подвига стоит. Порой легче ринуться в битву, чем дальней обходной тропой карабкаться».

И все же его действия, далеко не всегда безупречные, способствуют зарождению нового Русского государства. Такова мудрость истории.


Список литературы:


  1. Граев, С. [Повесть Бориса Изюмского…] / С. Граев // Вечерний Ростов.- 1970.- 11 июля.
  2. Джичоева, Е. Г. Два лика времени: очерк жизни и творчества Б. В. Изюмского / Елена Джичоева - Ростов-на-Дону: Ростовское кн. изд-во, 1988.-174 с.
  3. Джичоева, Е. Память остается / Елена Джичоева // Вечерний Ростов.- 1985.- 9 марта.
  4. Дон литературный : писатели России, Шолоховский край, XIX-XXI вв. : [энциклопедия / авт. проекта, гл. ред. и сост. Георгий Губанов]. - Ростов-на-Дону : [б. и.], 2006. - 511 с. : ил., портр.
  5. Кондратьев, Б. Из глубины веков / Б. Кондратьев // Вечерний Ростов.-1974.-25 янв.
  6. Крюков, М. Пусть не оборвется нить / М. Крюков // Правда.-1987.- 2 июля.
  7. Тартынский, Л. Автор «Алых погон» был заядлым книжником / Л. Тартынский // Вечерний Ростов.- 2010.- 7 апр.- С. 2
  8. Тихомирова, В. Писатель, воин, педагог…/ Валерия Тихомирова // Молот.- 2000.- 7 марта.
  9. Тихомирова, В. Умное сердце/ Валерия Тихомирова // Молот.-2005.-4 марта.- С. 12.

Интернет источники:


    Сайт Юрия Рудика http://kkcby.narod.ru/index.html
    Этот сайт - o суворовцах, нахимовцах, кадетах, спецшкольниках, юнгах, а также о тех, кто их учил и воспитывал (учит и воспитывает).

27 Апреля

Георгий Михайлович Садовников

85 лет со дня рождения русского писателя, кинодраматурга Георгия Михайловича Садовникова (1932-2014). «Продавец приключений», «Спаситель океана, или Повесть о странствующем слесаре».

Все даты

Войди



Забыл пароль?

Зарегистрируйся







Выбрать дату в календаре

CAPTCHA

Пользователь несет ответственность за подлинность вносимых при регистрации данных

Просмотр данного раздела доступен только
для зарегистрированных пользователей.
Пожалуйста, авторизуйтесь на сайте.
Версия для слабовидящих

Вера Михайловна Величкина –врач, литератор, государственный деятель

подробнее

Ростов-на-Дону,

пер. Халтуринский, 46а

(863) 240-27-62

как нас найти

контакты

Справочная служба

Задать вопрос библиотекарю

Сайт Занимательная Ростовология

Президент России - гражданам школьного возраста

5 января 2016 года Президент РФ Владимир Путин подписал Указ о проведении в 2017 году в Российской Федерации Года экологии

Культура.рф. Единый портал популяризации культурного наследия России

ВебЛандия - лучшие сайты для детей

Национальная электронная  детская библиотека. Создание Национальной электронной детской библиотеки (далее - НЭДБ) решит проблему сохранности старых и ветхих книг, а также предоставит возможность всем желающим познакомиться с лучшими образцами книг для детей, изданными в разные годы.

Национальная электронная библиотека объединяет фонды публичных библиотек России федерального, регионального, муниципального уровня, библиотек научных и образовательных учреждений, а также правообладателей.

Наши друзья

Российская государственная детская библиотека

Донская государственная публичная библиотек

Ростовская областная специальная библиотека для слепых

Наверх