Версия для слабовидящих

Юговцы – бойцы невидимого фронта


материал к беседе о ростовском подполье

В конце октября 1942 года в штаб партизанского движения был доставлен усталый, с изрядно обросшим лицом, пожилой человек. Он, заметно волнуясь, но без лишних слов, заявил: «Я связной от Югова»,- и, помолчав, добавил: «из Ростова–на-Дону…».

После некоторой проверки в штабе убедились, что он действительно тот, за кого себя выдает. С этого времени была установлена постоянная связь с отрядом Югова.

Это был не совсем обычный отряд. Он поначалу не имел даже базы. Да и какая, собственно, база могла появиться в большом городе, где каждая улица и каждый перекресток охранялись врагом, а в окрестностях на сотни километров простиралась безлесная степь? Добровольцы-связные поддерживали связь Югова с командирами групп и бойцами по своеобразной цепочке. Штабом стала неприметная хатенка на окраине города – в заводском поселке.

Впрочем, так было вначале. Шли дни, отряд рос, партизаны готовились к первым схваткам. Исключительную роль в этой борьбе играл командир отряда Югов.

Комсорг пограничного полка Михаил Михайлович Трифонов

Удивительна биография и судьба этого талантливого командира единственного в своем роде городского партизанского отряда - Михаила Трифонова, известного своим боевым друзьям под псевдонимом Югов.

Михаил Михайлович Трифонов, лейтенант штаба партизанского движения Южного фронта, был незаурядным разведчиком. Только его непосредственный начальник, подполковник Перов, знал непростую биографию своего подчиненного.

Мина Миниевич Трифаниди, а именно таким было подлинное имя Трифонова, родился 10 декабря 1913 года в селе Константинополь Азовской губернии в семье греческих крестьян. В голодном 1921 году его определили в детский дом Славянска, где он воспитывался и учился до 1928 года, а затем за отличную успеваемость был направлен для дальнейшей учебы на рабфак Томского университета.

После окончания университета, уже с именем Михаил Михайлович Трифонов, был направлен на работу в город Енакиево (Донбасс). Окончил Харьковскую пограншколу, затем служил в пограничных войсках на Дальнем Востоке.

В годы Великой Отечественной войны лейтенант Трифонов командовал взводом 45-го запасного стрелкового полка. В октябре 1941 года переведён в разведотдел Южного фронта. Зимой 1941-1942 гг. Михаил Михайлович дважды пробирался по льду Таганрогского залива во вражеский тыл. В Донецке, Амвросиевке и других оккупированных городах Донбасса он организовывает работу подполья для сбора ценных разведданных.

Дважды его арестовывала полиция, но правильно разработанная легенда-прикрытие и греческая национальность спасали его. После очередного успешного задания в тылу врага лейтенант Трифонов М.М. был направлен в оккупированный Ростов для формирования подполья.

Офицеры военной разведки не думали, что им придется отступать дальше на восток, поэтому своих резидентур у разведчиков в Ростове-на-Дону, Таганроге, Сальске и других узловых городах не было. Приходилось начинать фактически с нуля.

Михаил Трифонов прибыл в Ростов 16 октября 1942 года под псевдонимом «Югов».

Сергей Егорович Кукуюк начальник штаба партизанского отряда под командованием М.М. Трифонова

Вспоминает Сергей Егорович Кукуюк (партизанский псевдоним Донской), начальник штаба партизанского отряда под командованием М.М. Трифонова – Югова: «Впервые я познакомился с Михаилом Трифоновым в военкомате г. Ростова-на-Дону 14 июля 1941 года, откуда мы призывались по мобилизации. М.М. Трифонов мечтал о борьбе в подполье. И его мечта стала суровой явью, но это произошло позже.

63-й полк 45-й отдельной стрелковой бригады, в рядах которой я воевал рядовым бойцом, был окружен севернее Сталинграда. Многим, в том числе и мне, удалось вырваться из вражеского кольца и пробраться в свои родные места.

Октябрьским погожим днем 1942 года иду я по главной улице города и вдруг вижу Михаила. От неожиданности чуть не вскрикнул, но овладел собой. Стараясь не вызвать подозрений, мы свернули на тихую улицу. Я спросил Трифонова, почему он в городе, где живет. «Теперь я - Югов... - сказал он. - Понял? Запомни». И еще сказал, что зайдет ко мне домой попозже, там и поговорим.

Под вечер Югов пришел ко мне. Засиделись допоздна, Михаил рассказал, как попал в Ростов. С благодарностью говорил об Ольге Петровне Пача, на квартире которой он остановился в поселке Орджоникидзе. «Пришел я туда, а там страшное горе: мужа и сына расстреляли фашисты. Несколько дней пробыл я у Ольги Петровны, - продолжал Югов. Надежной защитой для меня оказалась табличка со словом «тиф», которую Олег Пача, младший сын Ольги Петровны, прибил на ворота. Но у них оставаться было опасно, да и семье Пача мое присутствие могло повредить. А потом, быть на нелегальном положении и вести борьбу трудно».

Моя жена Нина, не задумываясь, предложила прописать Михаила у нас по 38-й линии, дом 70. Утром Трифонов ушел к Пача. Прощаясь, сказал: «Ждите, приду».

Дом на 38-й Линии, 70, где размещалась подпольная штаб-квартира М. М. Югова

В доме организовали штаб. Идеальное прикрытие - Кукуюк устроился на службу полицейским в немецкую комендатуру.

"Я ходил с повязкой полицая. Идешь себе спокойно по улицам", - вспоминает Сергей Кукуюк. «Шли дни, но Югова не было. Я уже стал волноваться. Но вот в конце октября он вошел в калитку. В руке у него был чемоданчик. «Принимайте постояльца», - сказал он так, будто мы с ним расстались только вчера. Вечером, не зажигая огня, мы сидели за столом, и я называл людей, на которых можно положиться. Назвал своих трех братьев - Владимира, Якова и Тимофея, которым не удалось отступить с нашими частями, Валентина Кузьмина и Нину Яковлеву. Эти люди и составили ядро будущего партизанского отряда. К этому небольшому списку Югов добавил Надю Сухину, которая работала в бургомистерской столовой, и с которой он познакомился у Пача. Там же он вовлек в отряд врача поликлиники №1 Д.П. Ломову. Югов сказал, что предложил Пача выехать из Ростова. Оставаться ее семье было опасно. В октябре семья Пача покинула Ростов.

Мы начали действовать. В конце октября на нашей квартире собрались В.П. Благодарёв, врач Д.П. Ломова, мой брат В. Е. Кукуюк (псевдоним Орел) и я. Это было первое заседание ядра отряда. Постановили: командиром отряда считать Югова (М.М. Трифонова), комиссаром утвердить В.П. Благодарева, начальником штаба - меня, С.Е. Кукуюка (псевдоним Донской), командиром ударной боевой группы - В. Кукуюка («Орел»), врачом - Д.П. Ломову».

Пришел Михаил Михайлович один, а уже через несколько недель отряд Югова насчитывал больше 100 человек. Сергей Кукуюк стал правой рукой Югова. В его доме организовали штаб. Идеальное прикрытие - Кукуюк устроился на службу полицейским в немецкую комендатуру.

Строжайшая конспирация, работали маленькими группами. Юговцы были осторожными и одновременно дерзкими. В Ростове они чувствовали себя все увереннее. Югов направил несколько связных в штаб партизанского движения. Один из них добрался удачно, получил необходимый пароль и приказ: собирать разведданные о противнике, пополнять отряд, вести работу среди населения и союзных войск Германии, строго соблюдать конспирацию. К этому времени уже сложилось руководящее ядро отряда. Были созданы группы для работы среди военнопленных в тюрьме, а также группа машинисток и другие.

Не только физическое уничтожение врага, но и грамотно организованные диверсии - были задачей партизан. Сжечь огромную партию мешков, в которых немцы собирались вывозить в Германию зерно, обезвредить фашистскую гаубицу, организовать сложнейшую операцию по обезвреживанию предателя, участвовавшего в казни советских солдат, организовать побег заключенных из лагеря военнопленных - для юговцев не было невыполнимых задач.

Патриоты в многолюдных местах расклеивали листовки со сводками Совинформбюро, с призывами к советским людям подняться на борьбу с оккупантами. «Товарищи ростовчане! С каждым днем близится час нашего освобождения,- говорилось в одной из них.- Враг отступает. Фашисты, отходя, грабят население, уводят всю молодежь в тыл… Скрывайтесь от эвакуации, не выполняйте приказы немецкого командования, уничтожайте ненавистного врага!» Расклеиванием и распространением листовок занимались все партизаны и подпольщики. Особенно хорошо справлялись с этой работой юные партизаны.

В состав отряда Югова входила и семья Подушко – брат Анатолий 13 лет и его сестра Люся 17 лет. Они участвовали в боевых операциях, вели разведку, распространяли листовки, которые Люся печатала на пишущей машинке. Она же лечила больных военнопленных, которым удалось сбежать из фашистского плена к партизанам.

Анатолий Васильевич Подушко

Анатолий Подушко вспоминает такой случай. По первой Советской улице мчался военный грузовик с румынскими офицерами, а на борту было лихо написано «Смерть немецким оккупантам». Не зная русского языка, ни румыны, ни немцы не трогали этой надписи.

Одно из самых приятных воспоминаний тогдашнего подростка, как они с соседским мальчишкой Саввой Лотошниковым прикрепили на доске объявлений возле кинотеатра «РУЖ» на главной улице, Садовой, большой плакат. Здесь оккупанты вывешивали свои грозные приказы — и вот нате вам! — читайте:

«Смерть немецким оккупантам!

Да здравствует могучий русский народ!

Да здравствует Красная армия!»

А внизу была подпись на немецком языке обер-бургомистра Ростова. Видя эту подпись, немецкие патрули долгое время не трогали листовку.

«Обычно по центру улицы прогуливался полицай»,- вспоминает Анатолий Васильевич - «Но в тот момент его не было. Мы быстро приклеили плакат, взрослые партизаны снабдили нас хорошим немецким клеем. Моментально взялся. Мы убежали, а самим-то хочется посмотреть на то, что дальше будет. Оббежали квартал и снова вернулись, только пошли мимо уже прогулочным шагом. Смотрим: люди подходят, читают, удивляются, поскорее расходятся в стороны и другим что-то на ухо шепчут. Вдруг появился полицай и направился к нам. Подошёл поближе и тихо сказал: «Не бойтесь, я за вами приглядываю». Оказывается, это был наш партизан, он вышел для прикрытия».

Толик-партизан - Анатолий Васильевич Подушко

Воспоминаний у Анатолия Васильевича много. Можно ли забыть, как расстреляли отца? Мальчишку приютила у себя тётя Оля, родственница Трифонова. Она помогала брату подбирать надёжных людей для подпольной работы. Вот так в Ростове начал действовать партизанский отряд «Отважный-2» (отряд «Отважный-1 был организован раньше).

Другой эпизод из ранней юности Анатолия связан с немецкими офицерами, остановившимися на постой в доме, где он жил. Один из них возглавлял как бы отдел кадров ремонтной мастерской в помещении завода «Ростсельмаш». У него хранилась печать о приёме на работу. Как важны были эти бланки с печатями для партизан! Ведь они означали, что предъявителя сего документа нельзя угонять в Германию на принудительные работы, бросить в тюрьму — он якобы официально работает на фрицев здесь. Отличное прикрытие для партизан и подпольщиков! Но как добыть печать? Думал Толик — и придумал: «Фридрих и Ганс — два немецких офицера, которые у нас жили, был ещё их водитель. Конечно, им хотелось повеселиться, развлечься в чужом и неприветливом городе. Они устраивали попойки. Пока они отвлеклись, мне удалось достать печать и поставить её на чистых бланках».

Толя Подушко и Савва Лотошников удостоены государственных наград.

Юговцам удалось установить связь со словацким подпоручиком Яном Гацдощиком. Он сразу заявил: «Я давно ищу встречи с вами. Так же, как и советские люди, хочу бороться с нашим общим врагом». Кроме Яна, членами отряда стали его соратники и сослуживцы Иосиф Токач и Рихард Каня.

Кроме юговского отряда, взявшего себе имя Сталина, в городе возникали все новые группы партизан и подпольщиков. 29 ноября 1942 г. считается днем создания подпольной диверсионной группы «Клятва» под руководством бывшего сержанта 341-го гаубичного артиллерийского полка Г.Д. Махоркина. А группы Г.Ф. Жолика и «Трамвайщик» к этому времени уже множили счет своим боевым делам.

Располагая радиоприемником, юговцы узнавали сводки Совинформбюро, размножали листовки на одной пишущей машинке, которая не выбивала букву «С», - она проставлялась карандашом. Всполошившиеся гестаповцы начали искать такую машинку в учреждениях, проводились повальные обыски, проверки - машинка без буквы «С» не находилась. Вскоре партизаны раздобыли две машинки с исправным шрифтом. Листовки на них печатали Алевтина Сердюк, Вера Краева, Антонина Савельева. За 5 месяцев существования отряда юговцы выпустили 4000 листовок, обращение к ростовчанам (со слов члена отряда).

Партизаны М.М. Югова, а их было 122 человека, воевали не только словами, но множился счет боевых дел и диверсионной группы Владимира Кукуюка, в которую входили его брат Яков, Федор Сухоруков, Нестор Николаев, Костя Шимарин, Анатолий Ермаков Однажды ночью в Северном поселке они напали на колонну автомашин с боеприпасами, уничтожили охрану и гранатами подорвали три машины. В другую ночь было уничтожено пять патрулей, их оружие стало партизанским.

Дора Павловна Ломова

Врач Д.П. Ломова привлекла к выполнению партизанского задания врача Б.Н. Чусарева, медсестер. С их помощью удалось спасти более 500 молодых ростовчан от отправки в Германию.

Партизаны из отряда Югова установили связь с заключенными в тюрьме, наладили регулярную передачу им продуктов и даже своих листовок. Вместе с другими подпольщиками они вырвали из плена более 30 военнопленных, в том числе комиссара 31-й дивизии Н.А.Хомутова, ставшего позднее комиссаром партизанского отряда.

4 января 1943 года в сводке Совинформбюро прозвучало: «Подполье Ростова уничтожило более 200 немецких солдат и офицеров, 24 автомашины , 6 повозок, шестиствольный миномет и орудие. Сожгло 24 тонны горючего, захватило два пулемета, более 100 винтовок и автоматов и 25 тысяч патронов».

Чем ближе была Советская армия, тем активнее становились действия партизан. Они не знали теперь отдыха ни днем, ни ночью. Клименко с группой товарищей взорвал фильтр, очищающий воду для пивзавода, Самуилов сжег электромотор, подававший воду для немецких частей. С 5 по 14 февраля Самуилов с группой партизан охранял пивзавод от взрыва. Они пошли на такую хитрость: вывесили плакат на русском и немецком языках: «Заминировано».

Благодаря партизанам была сохранена бумажная фабрика с большими запасами бумаги.

Все ближе и ближе раздавалась канонада. Это советские войска, ломая сопротивление врага, шли в наступление.

Когда начались бои за Ростов, юговцы вышли из подполья и взяли в руки оружие.

Отряд разбился на три группы, и перед каждой из них были поставлены задачи по проведению операций в поселках Сельмаш, Маяковского.

В ночь на 14 февраля 1943 года большая группа партизан под командованием Югова и комиссара Хомутова напала на огневые позиции шестиствольных минометов в районе разъезда Западный. Под покровом темноты юговцы свалились как снег на голову гитлеровцам, бой длился шесть часов. Победили юговцы. На поле боя нашли 93 убитых вражеских солдата и офицера. Были взорваны склады с боеприпасами и три миномета.

Толик Подушко шёл с группой Авдеева. Он вспоминал: «14 февраля в городе шли уличные бои. Наша группа двигалась в сторону Дачного посёлка. Там находился лагерь военнопленных, и мы подозревали, что их просто уничтожат, как только станет понятно, что гитлеровцам не удержать Ростов. Подойти поближе мешал вражеский пулемёт. Мне удалось подобраться к пулемётчику и прошить его автоматной очередью. Стрелять-то мы, мальчишки, тогда умели хорошо, на войне быстро учишься. Пулемёт заглох. Охрану лагеря разгромили, наших освободили. Позже нам сказали, что партизанам удалось спасти примерно 800 военнопленных».

Партизанский отряд Югова в день освобождения Ростова, 1943 г.

Это была последняя операция юговцев в родном городе.

Успехи партизанского отряда имени Сталина были высоко оценены командованием Южного фронта. За мужество и отвагу командира отряда М.М. Трифонова (псевдоним Югов) наградили орденом Ленина, начальника штаба В.Д. Авдеева (псевдоним Донской) орденом Красного Знамени. Из наиболее дерзких и опытных партизан была создана диверсионно-разведывательная группа, которая прошла специальную трехмесячную подготовку при штабе партизанского движения Южного фронта.

Три месяца в разведшколе и первое серьезное задание. Они должны были десантироваться в тылу врага в лесном массиве Великонадольского лесничества - это восточный Донбасс.

В полночь с 30-го на 31-е мая 1943 года с Ростовского-на-Дону аэродрома вылетели два самолета, в которых находился партизанский отряд штаба партизанского движения (ШПД) Южного фронта. В одном, под руководством командира отряда Трифонова - «Югова» было 13 человек.

«13 – плохое число,- пошутил летчик самолета» И действительно, бойцов должно было быть 14. Вспоминает Анатолий Васильевич Подушко: «В 1943 году нам, молодым ребятам, предложили отправиться в тыл врага для организации партизанского отряда. Ни у кого не было сомнений, все были готовы. Выбрали 14 человек, я был 14-м. И надо же такому случиться! Перед отправкой я провалился в яму, полную ледяной воды. Меня отправили в госпиталь, оказалось, что у меня тяжёлое крупозное воспаление лёгких. Вот так получилось, что я не попал в группу десантников из 13 человек, которую возглавил командир Ростовского партизанского отряда имени Сталина Михаил Трифонов-Югов. Было среди них несколько девушек, не только ребята. А тяжёлое воспаление, которое чуть не угробило меня и не отправило в могилу, в итоге, оказывается, спасло мне жизнь».

Анатолий Васильевич Подушко

Во втором, под командованием начальника штаба Авдеева («Донского») Василия Дмитриевича – 8 партизан и два разведчика ШПД фронта – Владимир Тимченко и Павел Колодин.

Самолеты взяли курс на северо-запад, где партизаны должны были десантироваться одновременно на опушке леса возле села Новокаракуб (ныне – Красная Поляна), где в радиусе 20 км не было немецких войск. Десантные группы из-за ошибок пилотов были выброшены с отклонением в 50 км от леса.

Десантная группа Авдеева была сброшена возле райцентра Большой Янисоль (сейчас Великая Новоселка) и после ухода разведчиков по своему заданию была окружена фашистами, насчитывающими свыше 350 человек. В бою, который вели партизаны Авдеева на протяжении 7 часов, были уничтожены до 80 карателей. Ночью, потеряв одного бойца, партизаны порвали кольцо окружения и ушли в сторону Сталино.

Василий Дмитриевич Авдеев - командир партизанских отрядов в Ростове, Донбассе, Одессе.

Другая десантная группа в составе 13 человек во главе с лейтенантом Трифоновым-«Юговым» и комиссаром отряда Мельниковым приземлилась недалеко от села Павловка (возле нынешнего города Угледар) Марьинского района, рядом с лесополосой, где была обнаружена фашистами.

Причиной обнаружения обеих десантных групп стала плохая маскировка парашютов. В районе Большого Янисоля небрежно закопанный парашют заметил местный пасечник Иван Приходько и позарился на корову и немецкие марки, обещанные фашистскими властями за сведения о партизанах. О своей находке предатель сообщил в немецкую комендатуру.

В районе Павловки проходила дорога, по которой двигались «меняльщики», т.е. городские жители оккупированной врагом территории, которые с тачками ходили в села и меняли одежду и обувь на продукты питания. В 40 метрах от дороги меняльщица заметила белеющий кусок прикиданного землей парашюта, вытащила его. Но мужчина-меняльщик отобрал у нее парашют и спрятал на дне своей тачки. Эта «команда» - мужчина и трое женщин, приближалась к Павловке. На мосту их обыскал полицейский патруль. Обнаруженный на дне тачки парашют всполошил фашистов. Вскоре их поисковая группа обнаружила в лесопосадке партизан, обстреляла их.

После высадки десантников пилоты майор Черняков и старший лейтенант Гуляев доложили в ШПД фронта: «В полете самолеты обстрелу не подвергались, в воздухе раскрылись все парашюты». Начальник штаба Перекальский стал ждать вторую весточку – выход на связь радиста отряда, но каждый раз ему докладывали: «12-08» не выходит на связь» («12-08» - позывной радиста отряда «Югова» Николая Киселева).

После обнаружения отряда Трифонова перепуганные оккупанты бросили против тринадцати десантников весь находившийся в Павловке гарнизон – около пятисот недобитых под Сталинградом вояк. Для отражения «десанта русских» были стянуты к лесопосадке, где заняли круговую оборону партизаны, сотни две полицаев из Марьинки и близлежащих сел. На вооружении каратели имели пулеметы и минометы. Им казалось, что высадилась не группа партизан, а регулярное подразделение Красной Армии.

«Югов», видя во много раз превосходящего по численности противника, решил дать бой. Он обратился к своим бойцам: «Умрем героями!» Они остались верны партизанской присяге и Советской Родине. В ходе боя, как говорилось в спецсообщении ШПД, немцы непрерывно отвозили на автомашинах убитых и раненых офицеров, солдат и полицейских. За время семичасового боя каратели потеряли более 100 человек убитыми и 150 ранеными, несмотря на то, что на всем протяжении боя по посадке, где находились десантники, велся минометный обстрел врага. В спецсообщении ШПД фронта были приведены показания свидетелей сражения юговцев – арестованных полицаев, которые признавались, что окружить и взять живыми партизан было невозможно, так как раненые бились до конца.

Наиболее опытным в отряде был 45-летний комиссар, участник гражданской войны Семен Прохорович Мельников. Это он вместе с Трифоновым руководил круговой обороной десантников и погиб в неравном бою, сражаясь до последнего вздоха. Кроме них, были направлены в тыл врага командир взвода младший лейтенант Сергей Мерзляков, радист Николай Киселев и бойцы-разведчики Лидия Акимова, Нина Ващинкина, Алексей Журов, Семен Лизнев, Нина Нейгоф, Виктор Сметанников, Константин Таранцов, Альфа Ширази и Владимир Щербаков.

Во время боя под Павловкой, пытаясь спасти парнишку, командир приказал Володе незаметно пробраться к дороге, по которой шли меняльщики, смешаться с ними, а потом сообщить в штаб, что произошло с группой. Увы. Хотя он и вышел на дорогу, но его выдала какая-то старуха, и Щербакова задержали. Юношу избили, требовали, чтобы он опознал погибших. Но Володя отказался, заявив, что оказался здесь случайно, после гибели родителей. Не дождавшись ничего, его увезли и замучили в застенках. Юный партизан погиб, никого не выдав, не нарушив присяги.

Когда вышли боеприпасы, тяжело раненный радист Николай Кузнецов уничтожил документы и подорвал гранатой себя и рацию.

Когда в посадке прогремел этот взрыв, в живых оставались еще двое – раненые Югов и Лидия Акимова. Лида самоотверженно сражалась в этом последнем бою, была тяжело ранена и в ответ на предложение сдаться – встала во весь рост, стреляя в приближающихся карателей. Рядом с ней упал сраженный пулей Югов. Было ему всего 30 лет…

Акимову фашисты доставили в Павловскую больницу со сквозным пулевым ранением в живот и в левую руку, она потеряла очень много крови. Гестаповцы приказали врачу продлить ей жизнь, но Лидия умерла после захода солнца…

Лидия Петровна Акимова

Из последнего письма Лидии Акимовой к дочери: "Милая Инночка, ты уже взрослая девочка и простишь меня за то, что я оставляю тебя одну, а сама ухожу туда, откуда могу не вернpуться. Я хочу, чтобы ты выросла достойной своих родителей - честных советских людей..."

Еще во время боя командир приказал уничтожить все документы. Немцы приказали засыпать трупы партизан землей работавшим невдалеке мужчинам из села Павловки. По воспоминаниям одного из них – Леонтия Андрющенко, на месте боя было множество обрывков бумаги и сколько немцы не пытались их соединить для прочтения, ничего у них не получилось. То были уничтоженные партизанами их документы. Но одну разорванную бумажку обнаружил в одежде десантника Михаил Павлов: «За Родину! За Сталина! Биться до последнего! Умрем героями!». Это был последний приказ «Югова», обошедший по цепочке десантников и ставший девизом их бессмертного подвига на донбасской земле.

Говорят, что после того как партизан бросили в яму и засыпали землёй, на второй же день на этом месте кто-то положил цветы. И сколько бы немцы не запрещали приближаться сюда, цветы всё равно появлялись на месте гибели отважных партизан.

Два дня спустя, когда каратели покинули село, жители Павловки разыскали в роще и похоронили в братской могиле тринадцать партизан-разведчиков. В нагрудном кармане одного из них нашли окровавленную бумажку: «Принимаем бой с немецким батальоном. Окружены со всех сторон. Передайте Родине, Сталину, что живыми не сдадимся, умрём героями».

Это было последнее донесение отряда. Отправить его уже не удалось: осколком снаряда была разбита рация.

В центре села Павловка Донецкой области Украина, недалеко от которого погибли герои-подпольщики, поставлен скромный обелиск. На камне высечены имена тринадцати ростовских партизан, павших в жестоком бою 31 мая 1943 года. Есть среди них и имя Альфы Ширази. Друзья называли ее по-русски Аллой.

Альфа (Алла) Алиевна Ширази

Скупы партизанские донесения и оперативные сводки. Не всё подлежало огласке в то суровое время. Но через линию фронта в партизанской штаб, доходили вести о том, как мужественно вела себя в схватках с врагом семнадцатилетняя ростовчанка. О том, как заминировала железнодорожное полотно и пустила под откос эшелон с танками. Как участвовала в нападении на фашистский штаб, освободила из плена советских людей, разбрасывала листовки на оккупированной врагом земле. Высокой наградой – боевым орденом Отечественной войны второй степени – были отмечены славные дела партизанки. Об этом рассказывала уже не сама Алла, а её друзья по отряду много месяцев спустя. А в то время домой приходили маленькие письма-треугольники со штампом полевой почты: «Работы, как всегда много. Обо мне, мамочка, не беспокойся… Я обещаю тебе, что никогда не опозорю имени комсомолки, и буду такой, какой ты хочешь видеть меня, какой я должна быть».

Потом нежданно пришло известие о гибели Аллы. Не хотелось верить. Дочери уже не было в живых, а мать получала от нее весточки. Уходя на последнее задание, Алла оставила в отряде несколько писем, которые уже после ее гибели друзья отправили на улицу Обороны. А почти год спустя те, кто сражался с Аллой в одном отряде, написали матери: «Мы хотим Вам сказать, что дочь Ваша – замечательный человек и прекрасный товарищ…»

Алла Ширази была одной из тех, кто отдал жизнь за мир и счастье грядущих поколений. В архиве и теперь хранится важный документ:

«Строго секретно!

Подписка

Дана мною, Ширази Альфой Алиевной, штабу партизанского движения Сталинградского фронта в том, что я добровольно изъявляю согласие направиться в тыл противника на временно оккупированную территорию СССР для ведения военной разведки и беспощадной борьбы с немцами. Свое сотрудничество с партизанским отрядом и взятые на себя обязательства обязуюсь хранить в строжайшей тайне и никому ни при каких обстоятельствах не разглашать. Если же я нарушу взятые на себя обязательства и тем самым изменю Родине, я буду нести ответственность как изменник Родины по законам военного времени. Всю работу буду проводить под псевдонимом «Александра Дубровская».

10 апреля 1943 г. А. Ширази».

...Сейчас поле, на котором 31 мая разыгралась трагедия, называют Партизанским. А на месте жестокого и неравного боя благодарные потомки установили памятный крест, возле дороги из областного центра на Угледар - обелиск с именами героев-десантников. И в годовщину их гибели сюда приходят с цветами жители шахтерского города, за счастье которых они отдали свои жизни.

Памятник на месте последнего боя, на окраине деревни Павловка Донецкой области, Украина

Список использованной литературы:

1. Перекальский, Г. А. Бойцы подполья / Г. А. Перекальский. – Ростов н/Д, 1963. – 135 с.

2. Моложавенко, В. Товарищи по оружию / Владимир Моложавенко // Донские были / Владимир Моложавенко. – Ростов н/Д, 1970. – С. 124-133.

3. Афанасенко, В. Юговцы – бойцы невидимого фронта / Владимир Афанасенко // Молот. – 2014. – 14 февр. – С. 6-7.

4. Гужевская (Пача), С. Юговцы : семья Подушко / Светлана Гужевская (Пача) // Молот. – 2013. – 28 июня. – С. 14.

5. Жукова, К. Партизанке желали здоровья и долгих лет / К. Жукова // Вечерний Ростов. – 2013. – 14 февр. – С. 1.

6. Костюков, В. С. В Ростове были свои партизаны / Василий Семенович Костюков // Комсомольская правда. – 2007. – 4 мая. – С. 27.

7. Павленко, И. Помнят Россия и Украина… / Ирина Павленко // Молот. – 11 июня. – С. 7.

8. Семин, В. Подвиг тринадцати / В. Семин // Комсомолец. – 1980. – 6 февр.

9. Франкенберг, Л. Народные мстители / Лидия Франкенбнрг // Молот. – 2012. – 29 июня. – С. 6.

10. Франкенберг, Л. Партизаны Ростова / Лидия Франкенберг // Молот. – 2011. – 6 мая. – С. 7.

11. Шелобод, С. Отец, дочь и сын Родине были верны! / С. Шелобод // Вечерний Ростов. – 2011. – 23 дек. – С. 4.

12. Шелобод, С. Тринадцать павших героев / С. Шелобод // Вечерний Ростов. – 2008. – 6 июня. – С. 4.

Электронные ресурсы:

Ростов партизанский [Электронный ресурс] // Централизованная библиотечная система Ростова-на-Дону. – Режим доступа : http://old.donlib.ru/gorod-voinskoj-slavy/2011/2/8/rostov-partizanskij.html

Крадинов, В. В. Василий Голубев: «Концепция патриотического воспитания молодежи области должна быть подготовлена к юбилею Великой Победы» [Электронный ресурс] / Крадинов Василий Владимирович // Официальный портал правительства ростовской области. – Режим доступа : http://www.donland.ru/Donland/Pages/View.aspx?pageid=92218&mid=83793&itemId=54514

Ильина, Т. Партизанский командир [Электронный ресурс] / Татьяна Ильина // Вечерняя Одесса. – Режим доступа : http://vo.od.ua/rubrics/raznoe/7590.php

Толик-партизан [Электронный ресурс] // Ростов официальный : городская газета. – Режим доступа : http://www.rostof.ru/article.php?chapter=8&id=20142804

Девушка с улицы Обороны [Электронный ресурс] // Гимназия № 35 : г. ростов-на-Дону. – Режим доступа : http://www.gim35.aaanet.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=31&Itemid=47

Козорез, В. Вспомним всех поименно [Электронный ресурс] // КОМИНФОРМ: Информационно-аналитическое агентство : Донецк. – Режим доступа: http://www.dn.cominformua.com/index.php/component/k2/item/1062-vspomnim-vseh-poimenno

Переулок Югова (Ростов-на-Дону, Железнодорожный район) [Электронный ресурс] // Большой Ростов : Новости города Ростова-на-Дону и Юга России. – Режим доступа: http://big-rostov.ru/?page_id=774

Звёзды над обелиском

поэма

Светлой памяти юных подпольщиков Ростова-на-Дону Аллы Ширази, Нины Нейгоф, Лиды Акимовой, Володи Щербакова, Кости Таранцева, их командира Югова, павших в неравном бою посвящается.


Эта быль про горящую степь,

Про слепую, жестокую смерть,

Про последний земной рассвет,

Быль про тех, кого с нами нет.

И про них, про живых матерей,

Потерявших в бою сыновей,

Потерявших в бою дочерей,

Поседевших в одну из ночей.

Стопка книг на столе,

Чашка чаю, друзья, соседка –

Ты такая, как все,

Только платье темней расцветкой.

Да в глазах та застывшая грусть,

Что всё тянет к письмам снова.

Столько лет знаешь их наизусть

И читаешь их слово в слово.

И когда опускается ночь,

Когда ты остаёшься одна,

Ты зовёшь её – девочку, дочь.

И живою приходит она.

То не вешние росы –

Глаз живое сиянье.

То волнистые косы

Пахнут свежестью ранней.

Ты дыханьем своим

Согреваешь ей руки.

Прижимаешься к ним

После долгой разлуки.

И часами упрямо

Ты зовёшь её: «Алла!».

Слышишь? Нежное: «Мама», -

Дочь в ответ прошептала.

И незримою тенью

Над тобою склонилась.

Ты зовёшь то виденье,

Чтоб ещё повторилось!

То ли явь, то ли сон –

Как назвать, я не знаю.

Колыбельную песнь

Ей поёшь засыпая.

И хоть знает иль нет,

Что здесь мать уж давно одинока?

Медлит серый рассвет

Заглянуть не решается в окна.

А вокруг продолжается жизнь.

Ты опять в её бережной власти.

Там ребята тебя заждались,

В том, до боли знакомом, А-классе…

Материнский негромкий рассказ:

Как училась, мечтала, как пела,

Приходила сюда, в этот класс,

И вон там, у окошка сидела…

Дверь распахнута. Настежь окно.

Отчего же так душно стало?

И звонок прозвенел уж давно.

А ребята всё ждут. Им мало.

- Как погибла? И смотрят на мать

Так открыто, так бессердечно.

Ты прости их. Откуда им знать,

Что страданье бывает вечным.

- Не могу, - побелела она, -

Вы простите, мои дорогие,

Я о детстве ещё. А война…

Пусть о ней вам расскажут другие.

Путь нелёгкий нами проторен,

Чтобы знамени развеваться.

Слушай, юность, о тех, которым

Вечно будет по восемнадцать.

Захлебнулась от гнева степь –

Не косой, устарели косы,

В бронированных башнях смерть

Пляшет тенями на откосах.

- Я пойду! И – взлетел весь состав!

Глухо ахнула Смерть. И смолкла.

Шепчет девушка, к травам припав:

- Это долг мой. Я – комсомолка.

Ты ведь знаешь, как жизнь я люблю,

Золотые закаты над Доном.

Как я шелест акаций ловлю,

Как любуюсь резьбой их зелёной!

Это ты научила меня

Устремляться мечтою в небо,

Видеть чудо в сиянии дня,

В блеске звёзд и в запахе хлеба.

Снова сердца коснулся нетленный огонь:

Ты, заплакав о ней сегодня,

Приоткрыла коробку. И льёт на ладонь

Золотыми лучами тот орден.

Символ славы и доблести. Он…

Его после, потом прислали…

Глубоко запрятанный стон

Вдруг прорвался. И тут же замер.

Нет нельзя, чтобы скорбная тень

Прикоснулась к её портрету.

Пусть глядит с него солнечный день,

Ничего не знавший про это:

В ночь ползла, в ненавистный бой,

Степь родная, прибавь ей силы,

Чтоб отряд прикрыла собой.

То не басня, не сказка. Было!

Было так. И, чуть дрогнув, трава

Повторила биение пульса.

А к тебе полетели слова:

- Дорогая моя, не волнуйся.

Я с друзьями. Я здесь не одна.

Лида, Костя, Володя, Нина…

Вместе с ними идёт к самолету она,

Открывает дверцу кабины.

И машина, крылом качая,

Отогнав все сомнения прочь,

Драгоценный свой груз бросает

Прямо в звёздную майскую ночь.

Замер гул. И звенящая тишь.

Или враг притаил дыханье?

Что ты, лес, виновато молчишь?

Что скрываешь за этим молчаньем?

Шли тринадцать в последний бой.

Шёл в бессмертье отряд. Шёл Югов.

Ни один не вернулся домой –

Рассказать о подвиге друга.

Объяснить, почему в тот вечер

В облаках окровавленной пыли

Рвался в степь окровавленный ветер

И багровыми зори были.

Груды стреляных гильз в траве.

Кровь и кровь – её время не смоет.

Опалённой листвою лес

Молча падает на героев…

Есть в посёлке донецком простой

обелиск,

Полевыми увитый цветами,

Там созвездья небес опускаются вниз,

И лучи их сливаются в пламя.

И всю ночь там огонь негасимый

горит,

Золотою звездой отражённый.

И нетленной легендою дышит гранит,

Материнской слезой обожжённый.

(Это было 31 мая 1943 года).

Антонина Ленкова

1963 год.


16 Декабря

Артур Чарлз Кларк

16 декабря 100 лет со дня рождения английского писателя-фантаста Сэра Артура Чарлза Кларка (1917-2008). «Конец детства», «Космическая Одиссея 2001 года», «Остров дельфинов».

Все даты

Войди



Забыл пароль?

Зарегистрируйся







Выбрать дату в календаре

CAPTCHA

Пользователь несет ответственность за подлинность вносимых при регистрации данных

Просмотр данного раздела доступен только
для зарегистрированных пользователей.
Пожалуйста, авторизуйтесь на сайте.
Версия для слабовидящих

Вера Михайловна Величкина –врач, литератор, государственный деятель

подробнее

Ростов-на-Дону,

пер. Халтуринский, 46а

(863) 240-27-62

как нас найти

контакты

Справочная служба

Задать вопрос библиотекарю

Сайт Занимательная Ростовология

Президент России - гражданам школьного возраста

Портал «Информационно-библиотечное обслуживание детей в Российской Федерации» содержит данные о библиотеках, обслуживающих детей

Ассоциация деятелей культуры, искусства и просвещения по приобщению детей к чтению

5 января 2016 года Президент РФ Владимир Путин подписал Указ о проведении в 2017 году в Российской Федерации Года экологии

Культура.рф. Единый портал популяризации культурного наследия России

ВебЛандия - лучшие сайты для детей

Национальная электронная детская библиотека. Создание Национальной электронной детской библиотеки (далее - НЭДБ) решит проблему сохранности старых и ветхих книг, а также предоставит возможность всем желающим познакомиться с лучшими образцами книг для детей, изданными в разные годы.

Национальная электронная библиотека объединяет фонды публичных библиотек России федерального, регионального, муниципального уровня, библиотек научных и образовательных учреждений, а также правообладателей.

Наши друзья

Российская государственная детская библиотека

Донская государственная публичная библиотек

Ростовская областная специальная библиотека для слепых

Всероссийский литературно-географический конкурс «Символы России»


Наверх